Какие постройки есть на территории этих кварталов?

Там двухэтажные кирпичные дома, так называемые немецкие коттеджи. Их когда-то строили пленные. Часть 12-квартирных построек возведены из шлакоблоков.

Сюда ленинградцев селили в 1950 году: кто-то приезжал из эвакуации, кто-то - работать. Конечно, за это время состав жильцов поменялся. Сейчас восемь домов в этом квартале расселены.

Нам поручено - разработать проект планировки этой территории, потом провести общественные слушания. Возможно, наша компания будет участвовать и в последующем строительстве. На этом проекте мы подрядчики. Но инвесторов мы знаем и имели опыт совместной работы. Сейчас согласован и утвержден первый этап проектирования квартала, второй этап – на согласовании.

С какими трудностями инвесторы столкнулись при расселении?

Затраты по расселению жильцов полностью несет инвестор. Мы рядом с этим участком построили несколько домов. Когда их возводили, наша компания проводила работы по замене сетей в домах N 71-79. А через какое-то время к нам обратились инвесторы, которые для расселения пригласили агентство «Спектр». Первые шаги дались без труда, а вот дальше у некоторых жителей стали проявляться чрезмерные требования. Агентству приходилось договариваться, торговаться. Переговорами решали все вопросы. Квартиры покупались, в том числе и в наших домах.

В восьми «коттеджах» было 95 квартир и два нежилых помещения. В общей сумме 5609,54 кв.м. жилья. Расселили 250 человек. За счет инвесторов жители получили 8354,06 кв. м нового жилья плюс 1049 кв. м в денежном эквиваленте. Всего им было предоставлено 160 квартир и деньги. По нашим расчетам, если инвесторы в дальнейшем построят на участке около 40 000 кв. м жилья, то экономика проекта сложится.

Пока еще не расселены две комнаты. Жилец из первой сидит в «Крестах» из-за кражи. Агентство сейчас восстанавливает ему паспорт. Вторая комната принадлежала умершей 12 лет назад старушке. Специалисты из агентства нашли ее могилу в Псковской области, сфотографировали. Приехали обратно, подали документы. В целом расселение прошло благополучно, без конфликтов.

Я как коммерсант понимаю интересы инвесторов, а как человек - понимаю жильцов. Чтобы процесс развивался нормально, нужно уберечь инвестора хотя бы от части проблем. Например, приходит он в паспортный отдел с предложением ограничить прописку. Но вместо этого в расселяемых домах вдруг появляется людей, как сельдей в бочках. Если не поставить в рамки регистрацию, если законодательно не установить «потолок» требований расселяемых жильцов – проекты реновации в городе будут единичными.

Как реагировали на реновацию жители соседних домов?

Были недовольные поставленным забором. Его установили из-за того, что расселенные дома стоят пустые. Там много нежелательных «жильцов»: клопы, тараканы, крысы. Инвесторы вызывали санэпидемстанцию, она ведет обработку. Кроме того, любая стройка рождает неудобства. Зато когда проект на пр. Мориса Тореза будет завершен, жители соседних домов получат в итоге безопасную среду обитания и комфорт. Территорию благоустроят, появится паркинг на 800 мест, ДДУ на 90 мест, школа на улице Жака Дюкло.

Если все успешно сложится с этим кварталом, возникнет импульс заниматься другими территориями. Но должны действовать четкие правила игры. Если инвестор берется за расселение, нельзя, чтобы правила на каждом шагу менялись. Например, проектировщик под расселение закладывал строительство дома в 20 этажей, а ему говорят: «Теперь высота построек только 40 метров». Этого нельзя делать.